О техническом регулировании в строительстве. Публичная техническая политика

О техническом регулировании в строительстве

(публичная техническая политика)

проф. Ларионов В.В.

Строительная отрасль оказалась самой неподготовленной к реализации Федерального Закона «О техническом регулировании». Это видно не только по отсутствию внесенных в Государственную Думу проектов технических регламентов но и спорный подход к технической политике, о чем свидетельствуют два открытых письма Президенту В.В. Путину по поводу поправок в указанный Закон, выражающие противоположные точки зрения. Одно подписано 35 представителями строительной индустрии, требующих принятие поправок в Закон, второе - требующие их отмены и подписанное 26 представителями иных жизненноважных отраслей, пользующиеся как и первые результатами совместной деятельности.

Сути этих поправок коснемся в конце статьи.

Исходя из опыта работы института ЦНИИПСК им. Мельникова, более ста лет занимающегося проектированием несущих металлоконструкций, и отвечавшего в Советское время за единую техническую политику в области металлостроительства (см. Постановление Совмина СССР от 28 января 1985 г. № 96, пункт 18), такие обращения к Президенту кажутся странными, так как замалчивается схема организации строительного бизнеса и модель ответственности к которой мы стремимся. Если бы они были сформулированы, то «нападки» на Закон о Техническом регулировании может быть отпали бы и тогда не нужно поправок, тем более что Закон затрагивает только одну составляющую технической политике - нормотворчество.

Обратимся к недавнему прошлому и вспомним, как в Союзном государстве осуществлялась техническая политика и, конечно, на примере проектного дела - паспорте будущего объекта. В те времена проектные организации создавались заказчиком (государством), назначались специализированные, головные предприятия и объединения по тому или иному направлению строительной деятельности. Госпланом на проектные работы организациям-заказчикам выдавались лимиты. Нормативная база, разрабатываемая и регулярно обновляемая и финансируемая государством, была обязательна для соблюдения .

Причиной аварии (а они больше всего волнуют общество) в общем случае являлось отступление от норм, поэтому для широкого пользования в помощь многочисленным проектным организациям выпускались (разработку их осуществляло и финансировало государство) типовые решения конструкций (колонн, балок, ферм, домов, квартир, резервуаров, модулей и т.п.) которые привязывались, встраивались в реальные объекты и сооружения по их техническим параметрам.

Для проектирования индивидуальных конструкций (особенно уникальных, экспериментальных) привлекались лишь специализированные организации, имеющие опыт создания новых сооружений. Государственная экспертиза не проверяла расчеты, конструктивные решения, узлы, но тщательно анализировала экономику проекта, например, по расходу металла на единицу площади, объема; по замене металла на песок с цементом и др.

Партия следила за действием этой суперсистемы саморегулируемой организации в масштабе всей страны.

Примерным выдавались ордена, знамена, доски почета, грамоты; виновные справедливо наказывались.

С введением новой экономической политики в начале 90-х годов пришла и новая техническая политика. Вместо одного заказчика (государство) на проектные и строительные работы появилось море заказчиков-инвесторов, для которых нужны были исполнители одного критерия: - дешево - быстро (даже за бюджетные деньги). Чтобы удовлетворить этому критерию проектный мир распылился, рассыпался на неравноценные (по численности, по м2, по компьютерам, программам, затратам, опыту и т.п.) организации разных форм собственности. Государство решило за деньги выдать всем лицензии, уравняв всех перед заказчиком, и выкрасив всех в одинаковый серый цвет. При этом общее количество проектировщиков (профессионалов своего дела) не изменилось, так как на подготовку новых специалистов нужны годы. В первую очередь от этого внешнего фактора воздействия пострадали головные специализированные организации, как правило, комплексные: научные и проектные, они потеряли часть инженерных кадров. Нормативная база была заброшена в части ее обновления, совершенствования (для этого опять нужно финансирование) и впервые реализовалась мечта глобалистов: в России можно проектировать, а, следовательно, и строить по любым нормам в меру своей грамотности. Конечно, существует робкая иллюзия, что тендеры, конкурсы выявят победителя, лидера по качеству и надежности выполненных работ, а естественно свелось в основном все к одному критерию - кто дешевле. Чиновничий мир пошел даже дальше, требуя объявления конкурса на проектную документацию, на разработку регламентов. Это как? Как оценить, какой проект или регламент (норма) лучше? У нас большой выбор исполнителей? Это может сделать каждый?

Проектная документация, выполненная в соответствии с определенной нормативной базой, является основой тендерной документацией, в которой отражены требования к объекту обязательные, необходимые для исполнения подрядчиком-строителем (тендерной документации приобретается участниками за деньги и они не возвращаются).

Парадокс данного НЭПовского периода заключается в том, что заказчик-инвестор в широком смысле этого слова оказался технически неграмотным, иначе трудно объяснить причину строительства объектов заведомо пониженной надежности с кажущейся объективной необходимостью. Например, крытый конькобежный центр в Крылатском г. Москвы, где все покрытие держится на одном «элементе». Или строительство высотных зданий на необъятных просторах России, когда с повышением высоты на каждый этаж снижается надежность всех систем жизнеобеспечения, не говоря уже о террористической уязвимости (от двух супернебоскребов в Нью-Йорке осталось две груды обломков), неремонтнопригодности, локальной концентрации усилий на теле Земли с непредвиденными последствиями и др.

Об экспериментальном строительстве вообще забыли. Видимо, в связи с коллективным энтузиазмом и безответственностью эта тенденция в ближайшее время сохранится, даже, несмотря на имевшее место аварии. Три аварии из числа многих других получили широкую огласку из-за большого количества жертв (это Трансвааль и Басманный рынок в г. Москве, бассейн в г. Чусовом).

На основе этой малой и печальной статистики оказалось, что надежность этих сооружений и жизнь многих людей, как установили правоохранительные органы, зависит от «основных» виновных: конструктор-пенсионер, директор торговли - эксплуатационник; молодая девочка - обследователь. Если смотреть на все это не по отдельности, а вместе, то вина этих специалистов становится сомнительной, так как не может техническая политика или техническая система строится и держаться на плечах столь «мощных» специалистов, без их ведома.

В то же время с точки зрения государственной технической политики эти аварии в целом как бы ни кем не анализируются, общие технические причины аварий замалчиваются, системная ошибка не озвучивается. Действительно, хотя бы такой факт: во всех трех авариях люди были раздавлены железобетонными плитами, которые использовались для покрытий в местах массового скопления людей. И хотя существуют решения легких покрытий, эффективных утеплителей и т.п., нет никакой директивы по запрещению или ограничению строительства железобетонных покрытий большого пролета для общественных зданий, нет решения о сносе или о замене таких покрытий на объектах, которые находятся в эксплуатации. И опять, в Нижнем Новгороде 20 февраля с.г. обрушилось покрытие из железобетонных плит (они при разборке крошились) здания, в котором находился магазин. Погибли два человека, и виновным опять будет стрелочник. Применение железобетонных покрытий узаконено нормами (технической политикой отрасли), а отвечают только специалисты обслуживающие эту порочную идею.

На фоне этого, обсуждение Закона «О Техническом регулировании» в части поправок к нему или о его исполнении кажется чрезмерно углубленным и уж, конечно, не требует втягивания Президента в решение этой проблемы.

С точки зрения реального проектировщика (а уж тем более, по проектам которого построены десятки, сотни объектов) содержание общего узаконенного регламента по безопасности вновь создаваемых или эксплуатируемых зданий не может вызвать интереса или потребности, так как его положения и суть заведомо являются для исполнителя основой, целью, мерилом, школой его профессиональной деятельности и что-то нового, лучшего в общем регламенте не может быть написано.

В этом и простота, и сложность его написания для такой многогранной отрасли, как строительство. В принципе, нужно утвердить любой вариант, хуже от этого не будет, а дело будет сдвинуто с мертвой точки.

Что касается предложения в проекте Закона об отнесении специальных технических регламентов к нормативной документации второго уровня вместе со сводами правил, утверждаемых Правительством РФ, то здесь требуется оценка последствий такого шага. В этих последствиях и суть разногласий авторов, написавших упомянутые выше письма Президенту.

Самый, конечно, главный вопрос для Правительства, который требует решения, - это финансирование разработок и поддержания на современном уровне нормативной базы. Но об этом ни слова в обосновании поправок к Закону.

Помимо финансирования нужны исполнители, определяемые не на кон­курсе, а по назначению, по специализации, т.е. нужны головные организации, ответственные за обобщение опыта строительства, анализа новых разработок и их использование в качестве нормативных требований. Но судьба бывших головных организаций, которые могли бы при наличии финансирования развернуть эту работу, никого не интересует и они заняты борьбой за выживание и отстаивания своих имущественных прав, в условиях «управляемой» приватизации.

Еще один важный вопрос, который содержится в поправках к Закону «О техническом регулировании», заключается в требовании обязательности применения специальных технических регламентов (других документов второго уровня), вводимых в действие Указом Президента России или постановления Правительства. Но требование обязательности тот час требует ответа на вопрос ответственности в случае аварии или ущербе, в том числе и материального. Кто персонально будет представлять Правительство России в этих случаях? Кто будет доказывать, что отступление от норм послужило причиной аварии? Ответы на эти вопросы замалчиваются, хотя, ясно, что автор обязательных нормативных требований является с юридической точки зрения соучастником аварийной ситуации. И еще вопрос, обязательность нормативных требований Правительства РФ налагает запрет на использование при строительстве на территории России других норм или разрешает их использование при определенных условиях? Даже не понятно, кто должен ответить на этот вопрос. Такая ситуация с нормами сложилась при строительстве сооружений на шельфе.

Однако ответы на эти вопросы отпадают, если признать, что подзаконные нормативные документы должны иметь рекомендательный характер, и становится обязательными лишь в случае конкретного требования (задания) заказчика-инвестора для конкретного объекта строительства об их использовании (в том числе и нормативных требований иных стран). Эта позиция почти совпадает с опасениями высказанными представителями нестроительного профиля деятельности в упомянутом письме на имя Президента РФ.

Технический уровень нормативов, их периодическое обновление, соответствие международным стандартам и прочее, как важнейшие элементы технической политики, должны обеспечиваться единым координирующим государственным органом, может, например, Академией строительства и архитектуры (для пользы дела).

Вместо конкретной работы предлагается организационная компания по замене лицензирования на саморегулирование и опять не добровольно, а принудительно. Никакого отношения к повышению качества и технического уровня, например, проектных работ это мероприятие не имеет.

Идея саморегулирования сводится в основном к заботе о кармане заказчика, пополняемом из общего денежного фонда саморегулируемых организаций в случае материального ущерба нанесенного по их вине. Однако в саморегулируемых организациях это породит чувство коллективной безответственности, так как чувство коллективной ответственности обычно не просматривается, ответственность она по природе персональная.

В целом, государственная техническая политика в строительной отрасли в современных условиях не формулируется, наверно, не дошла очередь, если иметь в виду, что в областях самолетостроения, судостроения происходят ре­альные сдвиги в нужном направлении.

В условиях технической смуты головным проектным организациям необходимо самостоятельно определять свою судьбу и свою техническую политику. Институт ЦНИИПСК им. Мельникова опираясь на опыт своих специалистов работает по своим нормативам и стандартам, разработанным в соответствии с мировым опытом; имеет аттестованную систему качества; необходимую сертификацию по обеспечению безопасности уникальных объектов; лицензионное программное обеспечение; собственное научное сопровождение проектных разработок уникальных объектов; постоянную страховку своей деятельности и другие атрибуты саморегулирования.

Главной задачей технической политики института является сохранение высокого качества и уровня отечественной школы проектирования металлических конструкций.

Еще бесплатно скачать

Рейтинг:
  • Итоги рейтинга 1.00/5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
1.0/5 (1 голос)

Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:
Ваша почта:

RSS
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить